Natalia – 3 года назад в 10:02 в категории Новости

Станислав Шакиров: «Борьба с пиратством – это борьба с культурой». Часть 2

В продолжение разговора со Станиславом Шакировым, врио председателя Пиратской партии России. (первую часть интервью читайте здесь).

Станислав, Пиратская партия вообще против госконтроля, или вы считаете, что все-таки необходимо фильтровать информацию, находящуюся в свободном доступе?

Наверно, вы имеете в виду тот запрещенный контент, ради которого и был принят закон о защите информации. Я практически убежден, что вы ни разу в своей жизни не видели детской порнографии. И никто ее не видел. Так что о существовании какой-то детской порнографии обыватель узнал от депутатов во время обсуждения этого закона.

На самом деле интернет – это группа компаний либо сообществ. Компании борются за прибыль, сообщества за посещаемость. Когда у меня на сайте находится какой-то неприятный простому человеку контент, я понимаю, что посетители больше на мой сайт не придут. Поэтому любая крупная интернет-компания сама добровольно вычищает весь неприятный контент, чтобы пользователь с ним не столкнулся. Поэтому за последние 5 лет мы перестали видеть порно-баннеры везде.

Что с точки зрения наркотиков, что с точки зрения детской порнографии — это чистой воды политический попуризм, потому что у простого обывателя в сети такой проблемы и не стояло. Жизнь тех, кто действительно занимается распространением наркотиков и детской порнографии, с момента принятия закона не изменилась вообще. Фактически такие сообщества есть, но они зарыты так глубоко, что ни одно государство ни одной страны мира туда долезть не сможет. А для нас, кого все эти вопросы мало волнуют, получилось, что мы периодически видим заглушки блокировок на самых рядовых сайтах.

Так что мое отношение как обывателя – конечно, я не хочу, чтобы в интернете была детская порнография и наркотики, но их там и так не было, вернее, у меня к ним не было доступа. Государство популистскими методами обманным путем получило возможность контроля за неугодным контентом. Рано или поздно это будет использоваться с целью нечестной бизнес- и политической конкуренции.

Станислав Шакиров: «Борьба с пиратством – это борьба с культурой»

Как вы предполагаете соблюдать интересы и права авторов при таком подходе к антипиратскому закону? Ведь они тоже имеют право пользоваться результатами своей работы.

Конечно имеют. На самом деле это иллюзия, что за фильмы и книги стали платить меньше. Сколько бы ни было пиратских фильмотек и библиотек, с учетом роста этой индустрии и расширения жанров, доходы авторов стали намного больше, чем в эпоху до интернета. Просто сейчас авторов стало значительно больше, и поэтому на каждого приходится меньший процент общего дохода индустрии.

Теперь автор может выйти на рынок и опубликовать книгу, не вложив в это ни рубля. Достаточно просто написать текст, потратить время на корректорскую работу и редактуру, и закинуть на популярный портал типа Google-книги, iTunes и тому подобное. И зарабатывать деньги. В итоге, если посмотреть на индустрию в целом, то ее доходы с каждым годом растут.

Кроме того, очевидно, что если мы сидим дома, хотим посмотреть хорошее кино, и у нас есть альтернатива – заплатить 50 рублей и получить фильм сразу от своего провайдера на телевизор в хорошем качестве, или скачивать долгое время фильм с торрента, гадать о его качестве, заливать фильм на флешку и потом пытаться его воспроизвести, то люди, у которых есть возможность платить за интеллектуальный труд, выберут заплатить и не иметь проблем. Это происходит повсеместно, и доходы отрасли растут. А те, кто не имеет возможности платить, просто откажется от просмотра. Так что факт, что из-за торрентов доходы правообладателя снижаются – не очевидный, не доказанный, и сейчас появилось исследование, согласно которому закрытие торрентов снижает доходы кинотеатров, потому что они действовали как социальные сети, и популяризировали продукцию. Другими словами, нелегальный контент способствует распространению легального.

Значит, для увеличения доходов от легального контента нужно как можно больше нелегального?!

Я думаю, это вопрос уровня благосостояния населения. Понятно, что когда люди озабочены, чем заплатить за квартиру и накормить детей, то они ни копейки не заплатят ни за какой контент. Также важно развитие платежных систем. По сравнению с Европой у нас нет культуры платежных систем. Общемировой платежной системой является PayPal, которая у нас в зачатке. Есть WebMoney, яндекс-деньги, но нельзя сказать, что у нас все повально используют кредитные и дебетовые карточки и интернет-валюту. Чем больше у людей электронных денег, чем больше людей могут совершить платеж не отходя от компьютера, тем больше будет этих платежей.

Третье – наличие легальных сервисов. В России плохо с легальными сервисами дистрибьюции аудио- видеоконтента. В тех же США есть портал под названием НекстФрикс, который зарабатывает на прокате старых фильмов по сути баснословные деньги. Все покупают потому что быстро, удобно и недорого. У нас же чтобы купить легальный фильм или книгу нужно 2 часа разбираться с платежом, и еще он может не пройти. А кроме того, то, что нужно, не всегда и найдешь.

Так что чтобы в России действовали законы всего мира, нужно не сокращать количество пиратского контента, а развивать легальные сервисы, улучшать в целом экономическое благосостояние населения, и развивать платежные системы.

Станислав Шакиров: «Борьба с пиратством – это борьба с культурой»

В таком случае, Пиратская партия не планирует принять участие в развитии легальных сервисов?

Продвигать эту идею надо в первую очередь среди правоторговцев и правообладателей. С пользователями все понятно – если у них есть дешевый сервис или возможность пользоваться бесплатно, они скачают бесплатно. Когда с iTunes автор получает от 4 до 13% дохода, это глупо. Мы приветствуем все сервисы, которые являются легальными, удобными и не борются с пиратским контентом.

В России, в отличие от Запада, в музыкальной индустрии дела в сфере дистрибьюц

Читайте также: «РосКомСвобода» обсудит «антипиратский» закон